Яндекс.Метрика ¬¬ " /> Позвольте мне...
Позвольте мне без церемоний



Позвольте мне без церемоний
сейчас на «ты» Вас называть.
Теперь, я знаю, в вашей воле
меня призреньем наказатью

Сказать, что я как та Татьяна
Страдаю тайно в бездне дней?
Нет. Я живу без идеала,
романов много не читаю
и не мечтаю при луне.

Люблю фокстрот под звуки джаза,
или на лекциях проказы,
люблю я деканата дверь,
люблю я многое, поверь.

Но на спортфак я так смотрела,
как на мишень глядит коза,
и часто со слепым призреньем
почти смеялась им в глаза.

При встрече первый раз с тобою
подумала: зазнай, медведь!
Фи, на такого, я не скрою,
Я не хотела бы смотреть.

Ну, не хотела, не смотрела,
а знала, есть какой-то там
четверокурсник оголтелый,
комсорг, спортфаков атаман…

Однажды днем, в столовой, помню,
Я вдруг увидела глаза,
они с усмешкой тайной, темной,
смотрели прямо на меня.

И сердце словно захлестнулось
и сжалось горькою волной,
я чаем чуть не захлебнулась,
все стало книзу головой.

Потом я помню синий вечер,
оркестра звуки, светлый зал,
из темных окон свежий ветер
меня встревожено ласкал.

В улыбках розовых раскрасил
студентам рожи бравый джаз.
Но для меня тогда прекрасней
казалась только пара глаз.

Потом я с грустью безотчетной,
с досадой тайной поняла,
что не могу себе помочь я,
что я в спортфака влюблена.

А вдруг заметит, вдруг узнает.
А вдруг поймет, что я люблю.
И сердце как сосулька тает,
и страх все ниже наклоняет
при встрече голову мою.

Забыла обо всём о прочем,
сбегает сон от глаз моих,
какой-то стих с утра до ночи
пылаю зноем губ сухих.

«Ты самый лучший был в округе,
степной герой моей мечты,
и я завидую подруге,
в которую влюбился ты».

Тебе писать ничуть не страшно –
на днях ты кончишь институт,
мой дорогой, мой бесшабашный,
мой не товарищ и не друг.



Где-то ты, наверно, в Оренбурге,
вспомнишь зимние заснеженные дни,
и спортивные студенческие будни,
и далекие ижевские огни.
Солнцем ярко институт облитый,
тень густую кленов, тополей,
стройный голос песни позабытой
над листвой студенческих аллей.

В памяти туманно и непрочно,
словно дым, растает быль одна,
как была какая-то девчонка
по уши в кого-то влюблена,
для неё, конечно, стал темнее
и спортфак, и шумный институт,
стенгазета тоже опустела,
оттого, что ты уже не тут.